Нравственно – патриотическое воспитание дошкольников.

Одним из важнейших средств является художественное слово народа и талантливых авторов. У каждого народа свои сказки, и все они передают от поколения к поколению основные нравственные ценности: добро, дружбу, взаимопомощь, трудолюбие.

В условиях, когда создаются целые электронные библиотеки, трудно заставить ребёнка взять в руки книгу, тем более ребенка – дошкольника, т.к. он является своеобразным читателем. Слово «читатель» по отношению к дошкольному возрасту условно. В действительности это слушатель, чья встреча с книгой полностью определяется взрослым человеком, начиная от выбора текста для чтения и кончая продолжительностью общения с книгой. Вкус, интерес к произведению, его трактовка, умение ориентироваться в круге детского чтения, создание системы чтения – всё это во власти взрослого. От взрослого в большей степени зависит и то, станет ли ребёнок настоящим, увлечённым читателем или встреча с книгой в дошкольном детстве мелькнёт случайным, ничего не значащим эпизодом в его жизни.

Богатейшим материалом для патриотического воспитания являются произведения устного народного творчества, которые не только формируют любовь к традициям своего народа, но и способствуют развитию личности в духе патриотизма.

К старшему дошкольному возрасту дети уже знакомы со многими видами устного народного творчества, становятся популярны считалки, загадки, скороговорки, волшебные сказки. (Дети пересказывают, инсценируют, сами сочиняют). Мордовские народные волшебные сказки, полные чудесного вымысла, драматических ситуаций, противостояния добра и зла, не только развлекают, радуют детей, но и закладывают основы нравственности. Пожалуй, самым ярким и любимым жанром для детей (да и для многих взрослых) остается народная сказка.

Дети склонны к идеализации любимых объектов. Если это мама, то «самая красивая», если это родная страна, то она «самая большая, сильная, богатая». Для подтверждения этих чувств подбираю соответствующий материал.

В старшем дошкольном возрасте дети все плотнее знакомятся с книгой, как источником информации о мире. Книга – как символ знаний, радости, удовольствия – знакома детям с самого раннего возраста. Но именно в старшем дошкольном возрасте она становится неотъемлемой спутницей познавательного процесса. Дети подготовительной к школе группы уже обладают достаточным литературным багажом, отличают сказку от рассказа, безошибочно определяют поэтические произведения. Они понимают суть конкретного поступка литературного героя, хотя его скрытые мотивы не всегда улавливают. Дети проявляют интерес к книгам определенной тематики и определенного жанра .

Вообще, в своей работе я использую литературу самого разного объема, формы и стиля. Подбираю произведения на определенные темы. Рассказы о природе – изучаются с целью ознакомления детей с природой (что является также частью формирования патриотического отношения к родному краю). Формирование любви к природе начинается с удивления, радости от узнавания, восхищения

Стихи о Великой Отечественной Войне – являются важной составляющей патриотического воспитания. Рассказы о Великой Отечественной Войне, о детях и подростках, участвовавших в борьбе с захватчиками, знакомят современных детей с подвигами их прабабушек и прадедушек. Дети сопереживают персонажам, волнуются; впервые осознают жестокость и беспощадность войны к простым людям, негодуют против фашизма, нападения на мирных жителей, получают первые знания о равенстве всех рас и национальностей.

Рассказы о родном городе,, селе — отдельный вид специальной детской литературы для патриотического воспитания дошкольников Основной формой использования литературы в воспитании патриотизма у старших дошкольников является специально организованное занятие. В рамках ознакомления с окружающим, природой, литературой – дети слушают различные произведения, беседуют с педагогом, рассказывают свои впечатления, заучивают наизусть и пересказывают.

Но для яркого запоминания и усвоения одного лишь устного знакомства недостаточно. В этом возрасте сохраняется наглядно-образное мышление, поэтому, чтобы у детей сложилось представление о явлении (будь то понятие государственных символов, красоты родной природы, военной героики) – нужна опора на визуальные впечатления.

Для сопровождения чтения вслух сказок, былин, рассказов, я использую наглядные пособия, репродукции картин, иллюстрации в книгах, презентации, фотографии и открытки по теме.

Кроме непосредственной образовательной деятельности, литературные произведения даются детям во многих других формах. Очень охотно дети воспринимают сюжеты, разыгранные с помощью настольного и перчаточного театра. По знакомым сказкам и рассказам нужно организовывать драматизации – спектакли, инсценировки по мотивам известных (или только что прочитанных) произведений. Переживая сюжет от первого лица, ребенок глубже постигает мотивы действия персонажа и впитывает способы поведения .

Воспитательная сила художественной литературы направлена на формирование у детей образа героя, защитника своего государства, воспитание чувства гордости за историю становления страны и потребности защищать Родину, формирует желание быть защитником земли, на которой ребенок родился и вырос, которую как зеницу ока берегли предки. Примеры героических поступков главных героев литературных произведений способствуют пониманию того, что все великие деяния и мужественные поступки совершаются из любви к Отечеству и своим близким, к своему народу, из чувства ответственности перед ними.

Мордовские народные сказки

Восьминогая собака

Жил-был старик со старухой. Пошли они как-то в парму, в лес северный, за черникой. Собирают ягоды в набирушки, смотрят, бежит к ним какой-то зверь чудной.

— Ты кто? — спрашивает старик.

— Я собака, — говорит зверь. — Возьмите меня к себе.

— Да на кой ты нам нужна! — рукой машет старуха. — Нам вдвоём-то мудрено прокормиться, да ещё ты.

— Горемыка я несчастная! — заскулила, заплакала собака. — Весь свет обегала, никто меня к себе не берёт. Четыре лапы стерла, скоро остальные четыре сотру, а потом и помру. Ойя да ойя!

— Не то у тебя восемь лап было? — спрашивает старик.

— Восемь, как есть восемь, — отвечает собака. — Раньше все собаки восьминогими были, шибче всех зверей бегали.

— Ну а с четырьмя ногами ты нам и вовсе ни к чему, — старуха говорит.

— Головушка моя горькая, — снова заскулила та. — Последняя собака я на всём белом свете. Как изотру последние лапы, вовсе мой род прервётся. Возьмите меня, несчастную, я буду в конурке жить, дом вам сторожить.

— Старуха, а старуха, может, возьмём её к себе? — старик уговаривает.

— Хоть она и с изъяном, а жалко всё ж таки, ежели последняя собака на земле вымрет.

— Кабы она о восьми ногах была, — вздыхает старуха. — Да уж ладно, пожалеем эту уродину на четырёх ногах.

Взяли они собаку к себе. Ничего, привыкли к четвероногой. Собака дом сторожила, со стариком на охоту ходила. От неё и повёлся род четвероногих собак.

Старику со старухой надо спасибо сказать, а то бы и таких на земле не осталось.

Мышь и сорока

Жили-были сестрица-мышка и сестрица-сорока. Однажды собралась мышка на работу и говорит сороке:

— Я, сестрица-сорока, за сеном схожу, а ты пока приберись в доме да поставь варить суп.

Ушла мышка, а сорока стала прибираться и варить суп. Варила, варила суп-то, да и свалилась в горшок вниз головой.

Пришла мышь домой, стучится:

— Сестрица-сорока, открой!

Долго стучалась, но никто не откликнулся. Юркнула она в норку, зашла в сарай, сметала сено и опять побежала в избу. Только нет как нет там сестрицы-сороки.

Достала тогда мышка суп из печки, чтобы поесть, тут и увидела в горшке сестрицу-сороку. Что поделаешь, съела она сорочье мясо, а грудную кость-лодочку утащила на речку, села в нее и запела:

Мышь плывёт-качается:

Лодка у неё — сорочья грудина,

Весло — бобровый хвост,

Шест — выдрин хвост,

Парус-соболий хвост.

Под крутым бережком подгребёт,

Под песчаным бережком — подтолкнёт.

Идёт навстречу заяц, говорит:

— Сестрица-мышка, возьми меня в лодку.

— Не возьму, лодка у меня маленькая.

— Ну хоть одну лапку поставлю, на одной постою...

— Ну что с тобой делать, садись. Поплыли они дальше вдвоём, мышка опять запела:

Мышь плывет-качается:

Лодка у нее — сорочья грудина,

Весло — бобровый хвост,

Шест — выдрин хвост,

Парус — соболий хвост.

Под крутым бережком подгребет,

Под песчаным бережком — подтолкнет.

Повстречалась им лиса, говорит:

— Сестрица-мышка, возьми меня в лодку.

— Не возьму, лодка у меня маленькая.

— Ну хоть одну лапу поставлю, на одной постою...

— Ну что с тобой делать, садись. Плывут они втроём, мышка опять поёт свою песенку:

Мышь плывет-качается:

Лодка у нее — сорочья грудина,

Весло-бобровый хвост,

Шест — выдрин хвост,

Парус — соболий хвост.

Под крутым бережком подгребет,

Под песчаным бережком — подтолкнет.

Повстречался им медведь, говорит:

— Сестрица-мышка, возьми меня в лодку.

— Не возьму, лодка у меня маленькая.

— Ну хоть одну ногу поставлю, на одной постою.

— Нет, ты много места займешь, лодку опрокинешь.

— Тогда я сяду, чтоб она не перевернулась. Сел медведь в лодку-то и утопил всех!

Как собака друга искала

Давно-давно в лесу жила собака. Одна-одинешенька. Скучно ей было. Захотелось собаке друга себе найти. Такого друга, который никого не боялся бы.

Встретила собака в лесу зайца и говорит ему:
— Давай, зайка, с тобой дружить, вместе жить!
— Давай, — согласился зайка.
Вечером нашли они себе местечко для ночлега и легли спать. Ночью бежала мимо них мышь, собака услышала шорох да как вскочит, как залает громко. Заяц в испуге проснулся, уши от страха трясутся.
— Зачем лаешь? — говорит собаке. — Вот услышит волк, придет сюда и нас съест.
«Неважный это друг, — подумала собака. — Волка боится. А вот волк, наверно, никого не боится».

Утром распрощалась собака с зайцем и пошла искать волка. Встретила его в глухом овраге и говорит:
— Давай, волк, с тобой дружить, вместе жить!
— Что ж! — отвечает волк. — Вдвоем веселее будет.
Ночью легли они спать. Мимо лягушка прыгала, собака услышала да как вскочит, как залает громко. Волк в испуге проснулся и давай ругать собаку:
— Ах ты такая-разэтакая! Услышит медведь твой лай, придет сюда и разорвет нас.
«И волк боится, — подумала собака. — Уж лучше мне подружиться с медведем».

Пошла она к медведю:
— Медведь-богатырь, давай дружить, вместе жить!
— Ладно, — говорит медведь. — Пошли ко мне в берлогу.
А ночью собака услышала, как мимо берлоги уж полз, вскочила и залаяла. Медведь перепугался и ну бранить собаку:
— Перестань! Придет человек, шкуры с нас снимет.
«Ну и дела! — думает собака. — И этот оказался трусливым».

Сбежала она от медведя и пошла к человеку:
— Человек, давай дружить, вмести жить!
Согласился человек, накормил собаку, теплую конуру ей построил возле своей избы. Ночью собака лает, дом охраняет. А человек не ругает ее за это — спасибо говорит.

С тех пор собака и человек живут вместе.

Лиса и медведь

Однажды пришла лиса к соседу медведю и говорит:
— Соседушко, у тебя силы много, а у меня сноровка есть. Давай вместе поле распашем, посеем, а когда поспеет урожай, поделим поровну и на базар повезём.
— А ты меня не обманешь?
— Что ты, Мишенька! Как ты можешь обо мне такое подумать?.. — обиделась лиса. — Ты выберешь себе половину урожая, какая понравится.
— Ладно, — согласился медведь.
Распахали они поле и посеяли репу. Медведь в упряжке ходил, соху таскал — семь потов с него сошло. Лиса позади прутиком помахивала, на медведя покрикивала: мол, лениво работаешь, связалась я с тобой на свою голову — теперь сама не рада.

Осенью, когда поспел урожай, лиса говорит:
— Ну, Мишенька, выбирай: вершки тебе или корешки?
Ботва у репы была сочная, густая. «Возьму-ка я вершки, — надумал медведь. — В корешках много ли проку!..» Забрал он ботву, а лиса выкопала репу. Повезли продавать на базар. Лиса быстро продала свой товар. А у медведя ботву никто не покупает, да еще смеются над ним: «Эх ты, детинушка-простак!»
Рассердился медведь. «Ладно, — думает, -в другой раз я не оплошаю».

Наступила весна. Приходит медведь к лисе и говорит:
— Вот что, соседка, давай опять поле засеем. Только теперь при дележке меня не обманешь — знаю, как надо выбирать.
Опять медведь пахал-надрывался, а лиса упрекала:
— Соху тянуть — это что! Попробовал бы ты за сохой ходить...
Посеяли они рожь. Когда она созрела, принялись делить урожай.
— Что себе возьмешь, Мишенька, — спрашивает лиса, — вершки или корешки?
— Корешки! — сказал медведь.
— Как хочешь, соседушко, как хочешь, — умильным голосом пропела лиса. — Сам видишь, я тебя не обманываю, а беру то, что остается.
Лиса намолотила зерна, а медведь выкопал корешки.

Вот повезли на базар продавать. У лисы зерно быстро купили, над медведем еще пуще смеются, пальцами на него показывают, обидными словами обзывают. Разозлился медведь.
— Ну, — говорит, — соседка, это тебе даром не пройдет! Садись около меня и давай с тобой реветь. Кто кого переревет, тот того и съест. Тут меня не обманешь, на этот раз мой верх будет.
Сели они друг против друга на кочки. Медведь толстым голосом заревел, лиса завыла тонким. Изо всех сил медведь старался, пасть широко разинул, а глаза закрыл. Ревет — ничего не слышит, ничего не видит. Лиса с кочки скок, за кусток юрк — и поминай как звали.

Когда медведь замолк, открыл глаза — а лисы давно и след простыл.

191
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!